ico-0ico-1ico-2ico-3

Журнал
АССОЦИАЦИЯ ИМПОРТЕРОВ И ДИСТРИБЬЮТОРОВ СТРОИТЕЛЬНОЙ И ОТДЕЛОЧНОЙ КЕРАМИКИ
Таможенные представители: проблемы и перспективы
23.07.2019

Институт таможенных представителей, или как его называли до 2011 года, таможенных брокеров, существует в нашей стране с 1993 года. До сих пор он признавался важной составной частью системы таможенного администрирования. Сегодня, когда меняется сама эта система, роль таможенного представителя может показаться не такой уж и существенной. Впрочем, это только на первый взгляд.

Планы и действия ФТС

Федеральной таможенной службой России активно реализуются мероприятия, направленные на совершенствование работы таможенных органов. Проводится внедрение и совершенствование новых таможенных информационных технологий, таких как автоматическая регистрация деклараций на товары и автоматический выпуск товаров. Существенно облегчить ведение международной торговли должно обязательное предварительное информирование и межведомственный электронный документооборот. В свою очередь, для обеспечения технологии удаленного выпуска товаров предпринимаются действия по концентрации таможенного декларирования на таможенных постах — центрах электронного декларирования.

Данный вектор деятельности таможенного ведомства нашел отражение в разработанной им «Комплексной программе развития ФТС России на период до 2020 года». По замыслу, мероприятия, включенные в этот план действий, призваны обеспечить автоматизацию процессов таможенного администрирования, а также выстроить взаимодействие таможенных органов с бизнесом преимущественно в электронном виде. Все это, в конечном счете, должно упорядочить и упростить процесс таможенного контроля, сократить временные и финансовые издержки для российских участников ВЭД и повысить их конкурентоспособность на международном рынке.

Фото: miacenter.ru

Согласно прогнозу ФТС, озвученному ее руководителем В.И. Булавиным[1], почти все декларации к 2021 году будут регистрироваться в автоматическом режиме, то есть без участия таможенного инспектора. При этом ожидается, что участники ВЭД низкого уровня риска составят 80% декларантов. И если 80% из подаваемых ими деклараций будут выпущены автоматически[2], то к 2021 году общая доля деклараций, выпускаемых до фактического решения, составит 64%. По состоянию на 1 января 2019 года к категории низкого уровня риска отнесены 9022 участника ВЭД (годом ранее их было значительно меньше — 8074)[3]. Более половины этих организаций (4644) включены в Единый реестр субъектов малого и среднего предпринимательства. Такие результаты деятельности таможенной службы внушают определенный оптимизм.

Фото: osfts.ru

За последнее время ФТС России действительно многое сделала для налаживания открытого и конструктивного диалога с предпринимательским сообществом. Результатом деятельности в этом направлении стало принятие программы по ускорению и упрощению таможенных процедур «Десять шагов навстречу бизнесу». В ответ на это бизнес-сообщество со своей стороны сделало символичный шаг навстречу, подписав «Хартию добросовестных участников ВЭД» в ходе Международной выставки «Таможенная служба – 2017». Основная цель документа — установление ее участниками ответственных форм осуществления своей хозяйственной деятельности при стремлении максимально повысить достоверность декларирования и содействовать осуществлению эффективного таможенного контроля. Одним из важнейших преимуществ для всех подписавших Хартию стала возможность участия в обсуждении и выработке решений по ключевым вопросам взаимодействия бизнеса и таможни в рамках созданной при ФТС специализированной площадки — Экспертно-консультативного совета. 

Непростые условия работы 

Безусловно, предпринимаемые таможенным ведомством шаги встречают самую позитивную реакцию со стороны предпринимательского сообщества. Однако при этом на столь благостном фоне не вполне ясны перспективы дальнейшего функционирования такого элемента системы ВЭД, каким является таможенный представитель.

На протяжении последних более чем двух десятков лет эта категория участников внешнеэкономической деятельности внесла существенный вклад в дело развития процесса прохождения товаров через границу, сделав его более прозрачным и удобным для других предпринимателей, непосредственно реализующих внешнеторговые сделки.

Однако в нынешних реалиях таможенного регулирования возник целый ряд негативных факторов, снижающих эффективность деятельности института таможенных представителей и препятствующих его развитию. Один из них — реализуемые ФТС подходы при разработке системы категорирования участников ВЭД[4] и положенной в ее основу комплексной модели управления рисками. Отдавая должное всей прогрессивности данной системы, необходимо отметить, что в ней не нашлось места для учета особенностей деятельности специализированных участников внешнеэкономической деятельности, в частности — таможенных представителей. Так сложилось, что применение таможенными органами комплекса критериев для категорирования создает условия, при которых активно работающие таможенные представители, как правило, попадают в категории высокого и среднего риска.

Для тех, кто понимает, о чем идет речь, это вполне очевидно. Таможенные представители осуществляют большие объемы декларирования сложных, с точки зрения классификации, товаров, которые как правило, попадают под «профили риска», в свою очередь это предполагает соответствующие мероприятия по их минимизации — проведение таможенных досмотров. А дальше включается весьма непростой механизм контрольных показателей и, в частности, показатель «эффективности проведения досмотров», по которому в значительной мере оценивается эффективность таможенного контроля, проводимого конкретным таможенным органом. Естественно, это стимулирует их сотрудников прилагать всевозможные усилия для того, чтобы максимальное количество таких досмотров завершалось доначислением таможенных платежей — а еще лучше, решением о возбуждении административных дел в связи с недостоверным декларированием. В подобных условиях поводом для его принятия становятся весьма сомнительные, с точки зрения обоснованности возможного наказания, нарушения. Достаточно часто такие решения оспариваются в судах не в пользу таможни — в 2018 году почти в 40% случаев действия (бездействие) таможенных органов и их должностных лиц были признаны неправомерными. Что характерно, дела, связанные с оспариванием постановлений таможенных органов о привлечении лиц к административной ответственности являются основной категорией решений таможенных органов, обжалуемых в судебном порядке — на их долю в 2018 году приходилось более 40% всех предъявленных к таможенными органам исков[5].

Источник: Ежегодный сборник «Таможенная служба Российской Федерации в 2018 году» 

Перечисляя факторы, воздействующие на работу таможенных представителей, заметим, что в отличие от других участников ВЭД на них возлагается целый ряд специфических обязанностей[6], сопряженных с серьезными финансовыми затратами. Так, одним из условий включения юридического лица в реестр таможенных представителей служит наличие договора страхования риска гражданской ответственности[7]. Такая ответственность может наступить в случае, если представляемое лицо не оплатит предусмотренные законодательством таможенные платежи. При этом размер страховой суммы, в соответствии с российским законодательством[8], должен составлять не менее 20 млн. рублей. Кроме того, для обеспечения требуемого качества предоставляемых услуг компании-таможенные представители должны содержать штат квалицированных специалистов со всеми вытекающими из этого обязанностями по уплате заработной платы, налогов и сборов в различные фонды.

Выполнение перечисленных требований ставит таможенных представителей в далеко не самое выгодное положение по сравнению с другими участниками рынка, которые подобных обременений не имеют. Речь идет о так называемых «серых брокерах» — фирмах, также специализирующихся на оказании посреднических услуг, но работающих, как это принято называть в профессиональных кругах, «за печатью» участника ВЭД. Особенность подобной формы работы заключается в том, что ни наименование, ни какие-либо иные данные о таком брокере в оформляемых ими документах не указываются. Следовательно, формально он не вступает в правоотношения с таможенным органом по поводу перемещения товара через границу и не может рассматриваться в качестве субъекта ответственности в случае выявления недостоверного декларирования или других нарушений — вся ответственность в этом случае будет возложена непосредственно на экспортера или импортера, выдавшего соответствующую доверенность.

Минимизируя свои расходы, «серые брокеры» содержат в штате лишь несколько квалифицированных сотрудников, тогда как остальной персонал, как правило, не обладает достаточным опытом, не проходит соответствующего обучения и не имеет необходимой полной аттестации. Кроме того, «серые брокеры» не имеют свидетельства о включении в реестр и, соответственно, не несут все затраты, связанные с официальной деятельностью, что позволяет им устанавливать цены на свои услуги значительно ниже рыночных. Впрочем, цены эти полностью соответствует и качеству предоставляемых услуг. Однако главное «преимущество» подобных фирм заключается даже не в низкой цене, а в том, что они помогают импортерам и экспортерам занизить таможенную стоимость товара для снижения таможенной пошлины или завысить ее, если требуется, например, вывести деньги за рубеж.

Причины существования «серых брокеров» сегодня очевидны. С одной стороны, существует реальный спрос на их услуги. Он является прямым следствием сложного и запутанного процесса таможенного оформления с множеством бюрократических требований и процедур. Многие участники ВЭД предпочитают «серую» растаможку, так как находят ее более простой, быстрой и выгодной. Для них выгода, полученная сегодня, оказывается важнее рисков, которые могут возникнуть впоследствии. С другой стороны, развитию «серого» рынка таможенных услуг способствует сама процедура регистрации таможенного представителя в соответствующем реестре — настолько жесткая, что пройти ее может далеко не каждая компания, желающая оказывать таможенные услуги. Это вынуждает некоторые фирмы искать альтернативные пути для осуществления своей деятельности. 

Таможенные посредники и ФТС 

На фоне существования данной проблемы определенную обеспокоенность у таможенных представителей вызывают отдельные высказывания руководителей таможенного ведомства, в которых прослеживается отсутствие заинтересованности в развитии и поддержке института таможенных представителей как такового. Подобная позиция руководства по отношению к деятельности таможенных представителей непосредственно влияет, в свою очередь, на отношение должностных лиц таможенных органов на местах, что приводит к значительному снижению эффективности их работы.

Создается впечатление, что в ведомстве не до конца осознают, к каким последствиям может привести постепенное исключение из рыночных отношений целой категории участников, на протяжении многих лет помогавших осуществлять внешнеэкономическую деятельность в условиях постоянно меняющегося таможенного законодательства. И снижение государством роли института таможенного представителя потенциально может способствовать активизации развития «серого» рынка таможенных услуг и увеличению количества правонарушений в сфере таможенного дела.

Таможенные посредники, способные благодаря своей компетентности обеспечить быстрое и удобное перемещение товара через границу, будут востребованы всегда. Вопрос в том, какой из двух сегментов станет развиваться активнее — «белый» или «серый». К сожалению, с учетом сегодняшней позиции таможенной службы у чистого и прозрачного бизнеса далеко не лучшие перспективы. Понятно, что подобная ситуация не устраивает добропорядочных таможенных представителей, которые годами прилагали всевозможные усилия для того, чтобы сформировать имидж надежного и ответственного партнера. В то же время перспектива развития «серого» рынка таможенных услуг не может устраивать и ФТС, поскольку это никак не согласуется с целями и задачами самого ведомства. Однако подобное отношение к таможенным представителям не могло возникнуть на пустом месте, видимо, у таможенной службы есть для этого какие-то основания.

По всей видимости, провозгласив некоторое время назад два основополагающих принципа в отношениях с бизнесом — равноудаленность и равнодоступность, ФТС поставила перед собой весьма амбициозную задачу: упростить таможенное оформление настолько, чтобы любой участник ВЭД мог выполнить его самостоятельно, не прибегая к услугам компаний, зарабатывающих на оказании помощи в оформлении документов и предъявлении их таможенным органам. В таком случае исчезает потребность в поддержке и развитии этой категории участников ВЭД. Именно подобное отношение, по всей видимости, прочно закрепилось в сознании руководителей таможенного ведомства. Поэтому они и призывают отказаться от посреднических услуг и заниматься теперь уже упрощенной процедурой оформления товаров самостоятельно, не создавая почву для развития в сфере ВЭД избыточных видов деятельности.

При этом процесс упрощения таможенного оформления ФТС связывает, по большому счету, с возможностью использования новых электронных сервисов на своем портале в «Личном кабинете участника ВЭД». Все внедренные и внедряемые электронные технологии являются большим шагом на пути к оптимизации и упрощению процедуры таможенного контроля — факт действительно неоспоримый. Однако это всего лишь рабочий инструмент, успешное и, что немаловажно, безошибочное использование которого напрямую определяется уровнем компетентности, знанием правил и норм регулирования ВЭД. Постоянно поддерживать его на необходимом уровне, позволяющем избежать возможные правонарушения, в российских правовых реалиях не так просто. Деловая жизнь все время меняется, возникают новые товарные группы, новые правоотношения, с которыми так или иначе надо будет считаться. Так, в новейшей истории России таможенный кодекс видоизменялся уже три раза: в 1993, 2003 и 2010 годах. В 2018 году был принят еще один новый документ — Таможенный кодекс ЕАЭС. Кроме того, в этом же году вступил в силу новый Федеральный закон о таможенном регулировании.

Разумеется, в столь динамично меняющихся условиях деятельности предъявляются повышенные требования к персоналу компаний, осуществляющих внешнеэкономическую деятельность. Крупным игрокам, регулярно совершающим импортные сделки, может потребоваться наличие в штате как юристов профильной специальности, так и широкого круга специалистов в области таможенного оформления, классификации товаров, а также технического регулирования и оценки соответствия. Содержание и периодическая переподготовка такого штата непременно сказывается на себестоимости товара, а значит, и на конкурентоспособности предприятия, особенно если речь идет о малом или среднем бизнесе с небольшим объемом внешнеэкономических операций. Для этих компаний лучшим решением, позволяющим оптимизировать затраты, является передача максимального количества непрофильных функций на аутсорсинг посредникам, профессионалам в своей области. Даже крупные компании, такие как Samsung, Leroy Merlin, Mars, предпочитают оформляться через таможенных представителей, а не заниматься декларированием самостоятельно. Тут важно понимать и руководствоваться в своей деятельности одной простой истиной, принятой за основу в международной практике бизнеса — каждый должен заниматься своим делом, сосредоточивая усилия на том, что у него получается лучше всего. Только так можно добиться успеха в конкретной сфере деятельности. 

Институт важный для государства и бизнеса 

Но является ли институт таможенного представителя настолько важным для всей сферы ВЭД, что таможенной службе следовало бы пересмотреть свою позицию по отношению к нему? Чтобы разобраться в этом, необходимо в первую очередь дать ответ на простой, но при этом очень важный вопрос: стала ли процедура таможенного оформления настолько простой, что сегодня она доступна неквалифицированному персоналу любого юридического лица, желающего заключить внешнеэкономическую сделку? Вряд ли кто-то из представителей бизнеса даст на него однозначно положительный ответ, особенно когда речь идет о системе классификации товаров. Упростилась ли она на столько, что теперь без труда можно определить код товара? Сложность и непрозрачность системы классификации товаров, в адрес которой со стороны предпринимательского сообщества поступает большое количество критических замечаний, хорошо подтверждает статистика нарушений, связанных с неправильной классификацией товаров. В 2018 году только по статье 16.2 КоАП РФ «Недекларирование либо недостоверное декларирование товаров» было возбуждено 32 212 дел, что составило 22,5% от общего количества возбужденных дел об административных правонарушениях[9].

Источник: Федеральная таможенная служба

Определенное представление о положении дел в сфере таможенного регулирования может также дать исследование Doing Business, ежегодно проводимое международной организацией Всемирный банк. Согласно экспертным оценкам, по состоянию на май 2018 года по важнейшему для сферы ВЭД показателю «Международная торговля» Россия занимает незавидное 99-е место. При этом в общем рейтинге из 190 стран мира, который учитывает еще 9 показателей, наша страна находится на более высокой 31-й позиции. Поскольку ценность таких исследований заключается, в том числе, и в возможности сопоставления условий ведения предпринимательской деятельности в разных странах, то можно привести одно интересное сравнение, говорящее само за себя: Беларусь, наш партнер по ЕАЭС, по показателю «Международная торговля» на данный момент занимает в этом рейтинге 25-ю строчку.

Тем не менее, вопреки статистическим данным и экспертным оценкам, представители таможенной службы не перестают заверять деловое сообщество в том, что за последнее время им удалось добиться существенного улучшения процесса таможенного оформления. Еще раз отметим, что все реализуемые мероприятия — это важные и позитивные шаги, дающие положительный эффект. Среди них и перенос основного таможенного контроля на этап «после выпуска» товаров. Однако о возникающих здесь проблемах ФТС упоминает не так часто. А между тем, именно на этапе «после выпуска» товаров обнаруживается:

  • в 70% случаев — отсутствие товара, и, как следствие, невозможность взыскания таможенных платежей за счет товара;
  • ликвидация юридического лица, и, как следствие, невозможность проведения таможенного контроля после выпуска товаров;
  • крупные суммы доначислений таможенных платежей и растущая задолженность в связи с невозможностью их взыскания.

В таких условиях таможенная служба лишается гарантии взыскания в полном объеме таможенных платежей, что очень важно с точки зрения выполнения ключевой функции, возложенной на этот орган власти — наполнение государственного бюджета. Анализ динамики состояния задолженности по уплате таможенных платежей и пеней за последние годы говорит о том, что несмотря на все предпринимаемые действия ее объем с 2014 года неуклонно растет. При этом только за последний год она увеличилась на 3,1 млрд. рублей и по состоянию на 1 января 2019 года составила 49,2 млрд. рублей, в том числе по таможенным платежам — 30,6 млрд. рублей, по пеням — 18,6 млрд. рублей[10].

Источник: Ежегодный сборник «Таможенная служба Российской Федерации в 2018 году» 

Подобная негативная динамика является следствием существующих изъянов в действующей системе таможенного регулирования. В первую очередь это проблемы самой системы автоматического выпуска, при которой подразумевается, что решение о выпуске товара, не попадающего под профили риска, принимается компьютером, а не должностным лицом. В этих условиях у таможенного инспектора нет возможности проверить состоятельность участника ВЭД, под вывеской которого может скрываться злоумышленник, нацеленный на уклонение от уплаты требуемого объема таможенных платежей и использующий предоставленное упрощение в качестве лазейки. Как правило, если такая ситуация имеет место, это выясняется уже на этапе посттаможенного контроля, когда довзыскать недостающие платежи уже не представляется возможным.

Росту задолженности по уплате таможенных платежей может способствовать и другая ситуация — когда неопытный участник ВЭД, уверовав в простоту процедур декларирования, неосмотрительно берется задекларировать товар самостоятельно, но при классификации товара допускает ошибку. В течение трех лет таможенный орган может проверить правильность классификации и в случае установления факта нарушения доначислить все недостающие платежи и пени, начисляемые за весь период. Разумеется, когда таких поставок много, образуются весьма значительные суммы задолженности. Нередко в подобных случаях одновременно с доначислениями возбуждаются уголовные и административные дела. Компании, оказавшиеся в таком положении, будучи не способны погасить задолженность, как правило, прекращают свою деятельность, распускают работников и прибегают к процедуре банкротства. Примерно таковы сценарии происхождения значительной части доначисленных, но невзысканных сумм.

Решению подобных проблем, точнее — их исключению, могло бы способствовать использование в качестве соответствующего инструмента института таможенного представителя, конечно же, при условии его надлежащей поддержки и завершения его организационного оформления.

Надо сказать, что идея создания такого института в нашей стране была заимствована из передовой зарубежной практики организации таможенного администрирования, при которой подобные компании успешно функционируют и в настоящее время, нередко привлекаемые к выполнению государственных услуг. При этом сам спрос на услуги таможенных представителей или как их называли, «таможенных брокеров», в свое время был обусловлен необходимостью:

  • избавления участника внешнеэкономической сделки от обязательного взаимодействия с органами государственной власти и организациями, обслуживающими товаропоток при пересечении таможенной границы;
  • обеспечения правильности подготовки и оформления необходимых документов с минимальным риском нарушения таможенного законодательства;
  • гарантирования перед государством уплаты таможенных платежей при выявлении возможных фактов нарушения таможенного законодательства, влекущих за собой их доначисление.

Важной особенностью деятельности таможенного посредника является то, что в процессе таможенного декларирования товара он несет солидарную с декларантом ответственность за правильность расчета таможенных платежей, своевременность их уплаты и корректность предоставляемых документов. Таким образом, все риски, возникающие во время таможенного оформления, несет не участник внешнеэкономической деятельности, а таможенный брокер, причем не только финансовые, но и репутационные. Заинтересованностью в прозрачном оформлении во многом объясняется низкий уровень правонарушений со стороны таможенных представителей. К сожалению, ФТС не предоставляет статистику по правонарушениям с указанием того, кем они допускались. Однако из аналитической записки Национального объединения таможенных представителей[11] следует, что таможенные представители работают более качественно, чем самостоятельные декларанты. В частности, всего по Северо-Западному таможенному управлению декларанты нарушают таможенные правила в 6,9 раза чаще, чем таможенные представители. При этом из практики работы Санкт-Петербургской таможни следует, что декларанты нарушают правила в 16,5 раза чаще, чем таможенные представители.

Таможенные посредники напрямую заинтересованы в удовлетворении интересов своих клиентов — это в том числе и их интересы. Они призваны защищать участников ВЭД от произвольной трактовки законодательства и неправомерных действий со стороны представителей таможенных органов на местах. С целью улучшения условий ведения ВЭД таможенные посредники участвуют в нормотворческом процессе, выступают с различными инициативами на общественных площадках.

Есть у таможенного представителя и другое важное преимущество — уже с точки зрения интересов государства: в данном случае он выступает в качестве гаранта полноты уплаты таможенных платежей и безопасности перемещаемых через границу товаров. Представляется, что именно в условиях переноса тяжести документального контроля на этап «после выпуска» товаров качество, надежность и ликвидность финансового обеспечения становятся ключевыми факторами устойчивости и эффективности самой процедуры администрирования таможенных платежей. Банковская гарантия, которой, как правило, обеспечена деятельность таможенных представителей, отвечает всем вышеуказанным требованиям. И на этом общем фоне политика игнорирования института таможенных представителей, явно не отвечающая интересам наполняемости бюджета, выглядит по меньшей мере странно. 

Лозунг дня — объединение 

Процесс реформирования системы таможенного администрирования запущен давно и идет полным ходом. Однако вектор этого реформирования нуждается в некоторой корректировке. Оценка современного состояния системы таможенного регулирования в нашей стране показывает, что на данный момент не существует объективных предпосылок для отказа от поддержки такой важной категории его участников как таможенные представители. Спрос на таможенные услуги высок, а уровень правовой грамотности рядовых участников ВЭД по-прежнему недостаточен для того, чтобы они, регулярно сталкиваясь с различными нюансами таможенного законодательства, могли чувствовать себя уверенно и безопасно. На деле же получается, что, отворачиваясь от таможенных представителей, руководители таможенного ведомства и его структурных подразделений пытаются таким образом решить свои узковедомственные задачи, выдавая их при этом за интересы государства. А интересы эти заключаются не в достижении плановых отметок по отдельным внутриведомственным показателям, а в создании всех необходимых условий для нормального функционирования и развития предпринимательства в нашей стране, в первую очередь — малого и среднего.

Сегодняшняя позиция таможенного ведомства по данному вопросу тормозит процесс реформирования и препятствует созданию в нашей стране благоприятного делового климата. Если мы ставим целью создание эффективной системы, которая, будучи прозрачной и необременительной для рядовых участников ВЭД, в то же время давала бы государству гарантию полноты уплаты таможенных платежей и соблюдения таможенного законодательства, то институт таможенных представителей, наряду с уполномоченными экономическими операторами должен быть одним из ключевых элементов механизма, обеспечивающего работу этой системы. Без его всесторонней поддержки невозможно дальнейшее качественное развитие сферы таможенного администрирования.

Бизнес-сообществом уже выработаны конкретные предложения по улучшению условий деятельности таможенных представителей. Заслуживает внимания и одобрения идея встраивания в систему управления рисками (СУР) и категорирования таможенных представителей по аналогии с подобной классификацией компаний-участников ВЭД: низкого, среднего и высокого уровня риска. По замыслу, ключевым критерием оценки степени риска таможенного представителя должен стать его клиентский портфель — число клиентов, относящихся к той или иной категории риска. В результате такого категорирования произойдет постепенное очищение рынка таможенных услуг от недобросовестных его участников, а у добропорядочных таможенных представителей появится еще больший стимул обращать внимание на категорию риска клиентов — в первую очередь, в целях поддержания своего личного статуса. Реализация именно такого подхода не только повысит эффективность таможенного контроля и устойчивость сбора таможенных платежей, но также благотворно скажется и на снижении издержек внешнеэкономической деятельности.

Однако осуществлению всех этих прогрессивных шагов препятствует все то же нежелание таможенных органов проявить внимание к позиции таможенных представителей. Компании видят проблемы и изъяны таможенного администрирования, формулируют предложения по улучшению ситуации, выступают с инициативами, тратят на это собственные средства, но таможенное ведомство их не слышит. Из-за этого институт таможенного представителя постепенно утрачивает свою значимость — во многом потому, что в распоряжении таможенных представителей отсутствует эффективно работающий инструмент, который давал бы им возможность принимать непосредственное участие в процессе модернизации системы таможенного регулирования, корректировать его и выражать тем самым интересы своего сообщества.

Наиболее оптимальным из всех возможных способов повышения статуса таможенных представителей, а также создания благоприятных и справедливых условий для развития этого института могло бы быть специальное объединение, включающее максимально большое количество компаний — саморегулируемая организация (СРО) или Ассоциация таможенных представителей. Механизм саморегулирования обсуждается и прорабатывается бизнес-сообществом уже на протяжении нескольких лет, но пока так и не получил одобрение со стороны органов власти. Однако сегодня сложившаяся в сфере ВЭД ситуация обострила необходимость активизации усилий по созданию крупного и значимого объединения, способного отстаивать интересы института таможенного представителя. И особенно важно, чтобы эта организация могла позиционировать себя как отраслевое объединение, выступающее на федеральном уровне. В этом случае законодательная инициатива, доступная членам СРО, повысит статус и весомость предложений по совершенствованию существующей правовой базы в сфере таможенного регулирования. В том числе и тех предложений, которые ведут к сокращению административных процедур и барьеров в сфере международной торговли, то есть решению одной из ключевых задач, сформулированных в Указе Президента Российской Федерации «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года»[12].

Авторы статьи:

Константин Тимохин
Президент Ассоциации импортеров и дистрибьюторов строительной и отделочной керамики

Дмитрий Кузнецов
Помощник президента Ассоциации импортеров и дистрибьюторов строительной и отделочной керамики

Примечания:

[1] В выступлении на конференции «Таможенное законодательство 2018: первые результаты практического применения» (текст)

[2] Согласно целевым показателям решения задач «Комплексной программы развития ФТС России на период до 2020 года» (текст)

[3] Итоговый доклад о результатах и основных направлениях деятельности ФТС России в 2018 году (текст)

[4] Введена Приказом Федеральной таможенной службы России от 1 декабря 2016 года № 2256 «Об утверждении Порядка автоматизированного определения категории уровня риска участников внешнеэкономической деятельности» (текст)

[5] Ежегодный сборник «Таможенная служба Российской Федерации в 2018 году», стр. 65-66 (текст)

[6] В соответствии с нормами, установленными в ст. 405 «Обязанности таможенного представителя» гл. 55 ТК ЕАЭС (текст), а также в гл. 60. («Таможенный представитель») Федерального закона от 03.08.2018 N 289-ФЗ (ред. от 28.11.2018) "О таможенном регулировании в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (текст)

[7] В соответствии с пп. 1 п. 1 ст. 402 «Условия включения в реестр таможенных представителей» ТК ЕАЭС (текст)

[8] П. 2 ст. 347 «Условия включения юридического лица в реестр таможенных представителей» Федерального закона от 03.08.2018 N 289-ФЗ (ред. от 28.11.2018) «О таможенном регулировании в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (текст)

[9] Показатели правоохранительной деятельности таможенных органов Российской Федерации за 2018 год (текст)

[10] Ежегодный сборник «Таможенная служба Российской Федерации в 2018 году», стр. 18 (текст)

[11] Аналитическая записка Национального объединения таможенных представителей «О сравнении частоты нарушения таможенных правил таможенными представителями и участниками ВЭД в СЗТУ в 2016–2017 годах»

[12] В соответствии с п. 14 Указа (текст)

«Эксперт-Керамика» Информационно- аналитический журнал, стратегия развития ассоциации импортеров и дистрибьюторов строительной и отделочной керамики

Специализированное периодическое издание, отраслевой информационно-аналитический журнал.

Учредитель и издатель — Ассоциация импортеров и дистрибьюторов строительной и отделочной керамики.

Выходит с января 2016 года
Тираж — 500 экземпляров

Распространяется бесплатно на крупных специализированных выставках в России и за рубежом, а также на иных отраслевых мероприятиях. Доставляется членам Ассоциации для дальнейшего распространения в соответствии с их деловыми интересами.

Журнал охватывает различные аспекты темы «Строительная и отделочная керамика» — производство, дистрибуция, применение, рынок. Особое внимание уделяется вопросам совершенствования рынка, защиты бизнеса, взаимоотношениям предпринимателей и государства. Выполняет информационную и популяризаторскую функции, являясь пока единственным в стране специализированным изданием такого рода.

Наши авторы — это прежде всего сами участники рынка строительной и отделочной керамики, а также эксперты, аналитики и обозреватели.
Всех заинтересованных специалистов мы приглашаем к сотрудничеству в создании очередных выпусков журнала.

Эксперт-Керамика, № 2 (6), 2019

Константин Тимохин, Дмитрий Кузнецов
Таможенные представители:
проблемы и перспективы

Елена Ярыгина
Отраслевые выставки –
живое общение между партнерами

Дмитрий Кузнецов
Проектное финансирование и рынок
жилищного строительства

Эффективный PR вашей компании
в рамках Национального чемпионата
по дизайну 2019

Отраслевые выставки

Елена Шацких
Азулежу. Безусловная любовь
португальцев

Эксперт-Керамика, № 1 (5), 2019

Владлен Иванов
Федеральный закон о таможенном
регулировании: взгляд непостороннего

Дмитрий Кузнецов
Cersaie-2018

Константин Тимохин, Юлия Тубанова
Правовые особенности безопасного
оформления импортных товаров

Дмитрий Кузнецов
Мировой рынок керамической плитки

Cevisama-2019

Отраслевые выставки

Анна Тепфер
Изразцовое царство

Эксперт-Керамика, № 1 (4), 2018

Константин Тимохин
Ассоциации импортеров и дистрибьюторов
строительной и отделочной керамики
десять лет

Константин Тимохин, Дмитрий Кузнецов
Отраслевые ассоциации.
Роль в современной экономической
и общественной жизни страны

Евгений Кошкаров
10 шагов бизнеса навстречу…

IndexBox Russia
Импорт керамической плитки:
география, структура, объемы и продажи

Елена Ярыгина
Cevisama-2018:
взгляд российского специалиста

Анна Тепфер
Тепло, уют и красота

Эксперт-Керамика, № 1 (3), 2017

Константин Тимохин, Дмитрий Кузнецов
Россия в обновленном рейтинге
Doing Business

Дмитрий Кузнецов
Мировой рынок керамической плитки

Константин Тимохин
Таможенная политика ЕАЭС
и российское таможенное законодательство 

Владимир Погадаев
Экономический кризис — время возможностей 

Владимир Погадаев
Cevisama-2017 глазами российского специалиста 

Деловое мероприятие высочайшего уровня

Анна Тепфер
Особенности национальной моды: синие голландские кафли

(English version)

Эксперт-Керамика, № 2, 2016

Константин Тимохин
Шаг вперед, два шага назад.
Doing business и международная торговля

Бизнес и таможня: Путь к взаимодействию. Интервью с Евгением Кошкаровым 

Общественный совет при ФТС начал с главного 

Сергей Масеткин
Импортная керамика на российском рынке: Опыт успешной торговли

Дмитрий Кузнецов
Революция в керамическом производстве — «цифровая плитка»

Анна Тепфер
Из прошлого русской отделочной керамики

Эксперт-Керамика, № 1, 2016

Константин Тимохин
Для развития бизнеса и защиты общих интересов

Дмитрий Кузнецов
Российский рынок керамической плитки: обзор и прогноз

Елена Ярыгина
Какую плитку сегодня покупают

Зураб Маргания
Серые схемы импорта: экономии — на рубль, проблем — на тысячу

Дмитрий Кузнецов
Энергосбережение — путь к эффективности производства

Анна Тепфер
Севильское чудо